Башкирский мед с пасеки Макаровых
Вторник, 26.09.2017, 05:16
Вход на сайт

Меню сайта

Друзья сайта
  • Тхэквондо в Абдулино

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0



    Главная » Статьи » Охота

    Характер лисицы

                                                             Вред и польза лисицы

     

       Если из птиц ястреб-тетеревятник является выдающимся грозным хищником, особенно среди лесной пернатой дичи, то из четвероногих наибольшее разорение приносит лисица, которая вредит охотничьему хозяйству значительно больше названного ястреба. И если на правосудных весах охотничьего закона ястреб-тетеревятник, по сравнению с лисицею, перетянул чашу весов в сторону обвинения, то только потому, что закон об охоте имеет в виду не только точку зрения охотничьего хозяйства в смысле увеличения зайцев и пернатой дичи, но руководствуется широким масштабом государственного хозяйства, на приходе которого записана не только ценность лисьей шкурки, дающей экспортную статью, но и принята во внимание польза, приносимая лисицею от уничтожения ею мышей, сусликов и других грызунов.

       Страсть к охоте. Питание. Вкусовые ощущения

       Лисица любит питаться и свежиною несомненно, что она предпочитает есть свежую дичь. Лисица, как и ястреб, имеет безусловно развитой вкус. Как ястреб не станет питаться вороною, если он имеет возможность пообедать тетеревом, так и лисица великолепно отличает сочное мясо серой куропатки от молодой болотной совы.

       Лисица любит охотиться, то-есть любит не только результат охоты но и самый процесс ее. Как у легавой собаки склонность к вынюхиванию и выслеживанию дичи или птицы, пахнущей дичью, например, жаворонка, дрозда или домашнего голубя, врожденна, так еще более сильна потребность лисицы к розыску именно дичи, а, следовательно, и к употреблению в пищу преимущественно дичи. По этим причинам сходства интересов лисицы с интересами человека она является злейшим врагом охотничьего хозяйства при малейшем нарушении равновесия в сторону увеличения этого зверя.

       Лисица охотно пользуется и падалью. Когда свежая дичь добывается лисицею легко, то падаль посещается ею реже. Но в зимнее время, когда разнообразия в пище мало, а дичи не так-то много, да вдобавок вследствие разных условий она добывается с большим трудом, — лисица является завсегдатаем облюбованной ею падали. Пользуясь падалью, лисица тем не менее, не прекращает своих постоянных охот и избыток пищи прячет в свои кладовые, разбросанные в разных местах своего района, а то и вне его, на месте удачной охоты. Даже в сытом состоянии мышкование не оставляется ею, и лисица, поймав мышку или землеройку, бросает ее мертвою на съедение птиц, отправляясь дальше и продолжая зорко прислушиваться, не пискнет ли, не зашуршит ли мышь под толщею снега, не выскочит ли где заяц, нет ли в свежих лунках тетерева.

       Пища лисицы разнообразна. Травы, ягоды насекомые, лягушки, мыши, птица, заяц, даже  молодая коза - все это украшает ее стол. Как видно, разнообразие названных предметов питания требует систематического подробного обследования района, вследствие чего лисица, разыскивая себе пищу или охотясь не имеет прямолинейного, как волк, хода, а выделывает самые сложные линии. Она то обходит кусты, то возвращается обратно своим же следом, берет боковое направление то, как-будто удаляясь в противоположную сторону, внезапно делает поворот под углом, чтобы проведать сухой пень на кочке, где, может быть, она найдет гнездо шмелей или мышь.

       Лисица охотится по самым разнообразным местам, так как объекты ее охоты разнообразны. Она не минует зайти ночью или на заре в еловое болото или рощу, где обыкновенно живут беляки, исследует все тропы, проведает лежащую у опушки маковку осины, всю изглоданную зайцами, и очень часто, благодаря своему умелому бесшумному передвижению или подкарауливанию и схватывает беляка на тропе. Она, конечно, не пропускает полян с высокими березами, на которых сидели тетерева перед тем, как зарыться в снегу у подножия дерева. Она замечательно исследует поля, проходя межами по жнивникам. Она спускается в низины и долины где около кустов вереска виднеется русачий след; здесь она если не накроет зайца, то воспользуется можжевеловыми ягодами. Она заходит на озими, где роются русаки и серые куропатки, не забывая на своем пути ни одного уютного уголка леса или поля. Часто лисица вьется около дороги и следует сотню шагов по самой дороге, хватая иногда конский навоз. Где бы ни прошла она охотою, по следу ее видно, что везде она находит если не дичь, так возможность найти ее и, вглядываясь в рисунок ее следа, так и представляешь ее себе, подвигающуюся с интересом и настороженностью, как охотник, идущий по хорошему месту с поднятыми курками.

     

                                        Особое строение лисицы

     

       У лисицы много кошачьего в повадках и в характере. Любовь к охоте вызывает в ней особую потребность в упражнениях, тренировке, как у кошек. Мы часто видим, как лисица мышкует, часами занимаясь выслушиванием, вынюхиванием, вытаптыванием, характерными прыжками свечкою с самыми причудливыми движениями хвоста, который поистине может быть назван трубою, когда он поднят перпендикулярно и похож на громадный султан, который лисица как-будто воткнула себе в спину не то для смеха, не то для какого-то особого парада. Но как забавно меняется горделивое положение этого султана, когда лисица вдруг завидит опасность и начнет удирать на прыжках. Труба тогда уже составляет одну линию с туловищем, а затем, когда лисица переходит на короткий галоп, поддавая задом, как заяц, хвост у корня приподнимается несколько, а кончик его опускается. Так же делает кошка, отбегая, в противоположную сторону от предмета, которым играет, чтобы начать игру с другой стороны и расстояния, умышленно затрудняя этим себя.

       Удлиненность туловища, особый мощный руль и пружинистые лапы, составляя особенность строения лисицы, создают удивительно легкие, гибкие и точные движения. Лисица охраняет свой район. В виду большой ревности к охоте, лисица, выбрав определенный район, старается охранить его от заселения себе подобными. В отличие от волка, взматеревшая лисица отделяется от семьи. Она охотится и добывает себе пропитание в одиночку, не терпя браконьеров. Правда, около привады часто скопляется несколько лисиц, которые затем частенько днюют в одном болоте по нескольку штук, но такое скопление не в период течки искусственно вызывается привадою и отчасти бывшею принадлежностью к одной семье.

       Когда молодые взматереют, они отгоняются матерью, и каждый экземпляр выбирает себе особый район, охотясь отдельно. Выбор района, конечно, они делают, сообразуясь с условиями местности, подходящими и для охоты и для жительства вообще.

       Лисица ест сравнительно немного, она не наедается до отвала, как волк. Характер ее заставляет держать свое тело в состоянии подвижности, на которую ее толкает любовь к охоте и любознательность. Ей надо производить рекогносцировки (разведки) с целью учета дичи, ее подмывает беспокойство о своих кладовых и, живя более или менее оседло в своем районе, если он ее кормит, она много времени пребывает в движении. Зарыв в землю или в снег половинку русака, лисица утрамбовывает мордою поверхность засыпанной ею ямки. подбирает все мелкие признаки поклажи в виде кровинок, мясных крошек и шерстинок и, посидев на месте клади, удаляется с видом голодного рыскающего зверя, а скрывшись в ближайшей опушке или за кустами в поле, лукаво оглядывается, чтобы понаблюдать, не заметил ли ворон или сорока ее работы, а еще хуже, не появится ли другая лисица, могущая обнаружить свежую кладовую. Обильно падающий снег во время таких хозяйственных забот как нельзя лучше соответствует желанию лисицы.

     

                                              Роль вороны и сороки

     

       Ворон и сорока играют в жизни лисицы роль, хотя и меньшую, чем в жизни волка, но во всяком случае их можно назвать и продовольственными сотрудниками лисицы и в то же время назойливыми обнаруживателями её местонахождения. В свою очередь ворон и сорока считают лисицу и помощником и неприятелем.

       Падаль очень часто обнаруживается лисицею по голосу ворона и сороки и по полету их определенною воздушною дорогою. Нередко птицы эти, затеяв между собою драку из-за дележа пойманной добычи, обнаруживают своим голосом происшедшее, поневоле предоставляя прибежавшей на крик лисице возможность свободно воспользоваться их трофеями. С другой стороны, от мясного стола лисицы ворону или сороке остаются иногда кое-какие остатки. Но, в общем, лисица извлекает от ворона и сороки больше пользы, чем дает им.

     

                                    Слух, зрение, обоняние и осязание

     

       Во время охоты у лисицы все чувства — и слух, и зрение, и обоняние, и осязание - находятся часто в совместной работе и создают успех. Только разве при гоньбе по зрячему — слух и обоняние отдыхают.

       Слух лисицы — отличный. Она слышит и отдаленный глухой топот вздымающегося косача и дальнее шипение взмахов ворона и томный пересвист тетеревят и, чуть не за сотню шагов, воспринимает тоненькое попискивание и шуршание мыши под толщею снега, в побуревшем травянистом клочке сорной травы и всякой ветоши. Лисица хорошо понимает источники разнообразных звуков и великолепно усваивает расстояние, с которого эти звуки долетают до нее. Это обстоятельство, несомненно, также характеризует ее слух и, вместе с тем, свидетельствует о развитости и приспособленности никогда не дремлющего охотничьего инстинкта.

       Зрение и зрительная память лисицы — хорошие, но зрение более приспособлено к острому восприятию движений. Еле заметное колебание былинки, по которой взбирается божья коровка, не остается незамеченным ею. Понятно, что она умеет также, даже в ветер, прекрасно и точно заметить, подкрадываясь к птице, как слегка потряхивается метельчатая трава от бегущих тетеревей, и как почти незаметно кивает осока от уползающих утят. Как охотник, стреляющий на шум, так и лисица, не видя дичи, но еще с большим успехом ловит дичь, делая прыжок всеми четырьмя лапами в точку, где затихло последнее движение травы, и хватает если не на земле, так на подъеме взлетающую птицу. Интересно отметить, что чутье при такой охоте обыкновенно уже не руководит направлением прыжка, который делается лишь по указаниям зрения, либо по слуху; чутье же, благодаря распылению и расхождению запаха в воздухе, дает лишь приблизительное понятие о местонахождении предмета.

       Хотя лисица во время охоты и во время переходов смотрит по низу, по линии земли, верхушек трав, или по поверхности снега, но она, подняв голову, обнаруживает и свое дальнозоркое зрение, замечая летящих у линии горизонта птиц и несущегося вдали по обширному полю русака. Но если охарактеризовать кратко ее зрение, то следовало бы сказать, что лисица видит прежде всего движение предмета, а не предмет.

     

       Характер многих видов охоты, которыми кормится лисица, несомненно требует очень часто хорошего чутья, без которого ни слух, ни зрение не нашли бы затаившуюся дичь. Чутье лисицы весьма удовлетворительное. Я затрудняюсь назвать его острым, полагая, на основании многих данных, что у чутьистой легавой собаки оно лучше. Естественно, что у домашнего животного — легавой собаки, выведенной с определенною целью, чутье должно быть не только не хуже, а лучше лисьего, так как назначение, для которого она служит человеку, выполняется исключительно одним органом обоняния без всякого взаимодействия зрения. Охоте же лисицы способствуют четыре чувства — обоняние, слух, зрение и осязание; они и находят дичь и ловят ее (совмещают в одном лице и собаку и охотника), создавая в совокупности мощный аппарат для удовлетворения лисьей продовольственной и охотничьей потребности.

     

       Для полноты описания характера лисицы необходимо сказать несколько слов о четвертом чувстве, содействующем лисьим охотам, — об осязании.

       Я уже упоминал о характерных бросках всеми четырьмя лапами в одну точку. Прежде чем схватить зубами пойманную таким образом добычу, нужно почувствовать ее лапами; иногда пойманный предмет, будучи весьма незначительным, например, землеройка или мышь, находится еще кроме того под слоем снега, в ломи или пучках травы, или в жнивнике. При таких условиях кисти лап должны быть чувствительными. Нередко лисица, наступая на что-то, несколько пружинистее мха, обнаруживает осязанием гнездо шмелей или мыши. Также чувствует она лапою разрыхление земли, сделанное не только кротовым ходом, но землеройкою или мышью, не говоря уже про самую норку.

       Об осязании, следовательно, нельзя не упомянуть, говоря о повадках лисицы, а их охотнику полезно знать, так как совокупность мелочей дает понимание характера зверя, а это совершенно необходимо для того, чтобы если не сегодня, так завтра лисица была бы в наших руках наверняка.

     

                                      

     

     

                                         Лисица сказок и настоящая

     

       Про лисицу ходит столько сказок и басен, что народная молва считает ее олицетворением хитрости и находчивости. Но когда ближе приглядишься к настоящей реальной лисице, так оказывается, что все басни и сказки писаны совсем про другую лисицу, не существующую ни в старом, ни в новом свете. Я совсем не желаю развенчивать лису, отняв у нее сообразительность; но, несомненно, что настоящая реальная лисица является просто зверем, который, подвергаясь сильному преследованию человека, естественно привык спасаться и приспособляться к местности и к разным условиям. Лисица является животным сметливым, хотя понятливость лисиц далеко не является признаком, присущим всем лисицам; и между ними встречаются, как мы увидим, экземпляры тупые.

     

                                              Отношение к человеку

     

       У лисицы нет чувства человеконенавистничества, как у волка. Да и у человека совершенно иное отношение к лисице.

       Волк вызывает всегда враждебное, а у многих и жуткое чувство. На лисицу же смотрят с любознательным интересом и корыстным вожделением, при чем она часто получает комплименты наблюдателя за свой нарядный пушистый вид, за грациозность и гибкость движений; волку же шлют всегда одну брань и угрозу. Проезжие с интересом рассматривают прогуливающуюся невдалеке от дороги или мышкующую лисицу и берут от нечего делать на всякий случай в руки кнутовище, чтобы не пожалеть потом, если б лисица подошла бы совсем близко, что нечем было ударить ее. Ведь гуляют десятки рублей!

       Завидев волка, проезжий останавливает лошадь, снимает тулуп, торопливо достает топор и даже на большом расстоянии орет и грозит ему этим орудием. Если же расстояние до волка сравнительно недальнее, а путник едет один, то он не только не снимает с себя тулупа, а косится из-за поднятого воротника на волка, громко погоняет лошадь, подбадривая не столько лошадь, сколько себя, и отчаянно настегивает ее, держа только в этих редких случаях вожжи, как наездник, из-за боязни кувырнуться. Лисица живет обыкновенно не на счет трудов человека и у нее поэтому нет того, что можно было бы назвать чувством виновности перед ним, как это наблюдается у волка. Она боится человека, когда он ее преследует, но даже и тогда в большинстве случаев не считает, что человек направляет козни все время против нее. Она не любит встречаться с человеком на охоте, но пугается, как и всякий зверь, главным образом неожиданного появления его, то-есть больше всего страшится, когда человек заметит ее раньше, чем она заметит человека. К проезжим же, шатаясь около дорог, она относится если не доверчиво, то без страха, благодаря тому, что приспособляемость ее и понятливость давно выучили ее, что дорога служит человеку для того, чтобы проезжать только мимо. Она даже не обращает на проезжего особого внимания, если он только не вздумает остановиться. Нет никакого сомнения, что экземпляры, подвергшиеся жестокому преследованию человека или пострадавшие, ведут себя значительно осторожнее.

      

       Лисица живет в определенном районе, не слишком уже большом, и если обозначить его кругом, то диаметр этого круга будет, примерно, от 6 до 10 километров. Естественно, поэтому, что, при преследовании ее человеком, она, приспособляясь к масштабу своей территории и руководствуясь своею приспособляемостью, отодвигается от опасности метров на 500 и снова продолжает заниматься своим обычным занятием; при вторичном появлении человека она делает больший переход, величина которого стоит в зависимости от того, будет ли лисица затаиваться в лесу или пойдет на поля. Если лисица идет в лес, то переход ее будет не велик, ибо она начинает таиться и выжидает восстановления безопасности. Если она пойдет полями, то зачастую делает значительную перебежку, прежде чем беззаботно начать охоту. Систематическое преследование с повторными встречами лисицы с человеком заставляют ее обыкновенно скрыться в лес.

     

       Этою повадкою лисицы скрываться в лес при преследовании пользуются некоторые охотники, которым не под силу взять лисицу нагоном на поле. Такие охотники, имея за спиною катушки с флагами, идут двое-пятеро по следу лисицы, взяв ночной след и теряя иногда много времени. Благодаря тому, что лисица вновь из дальнего странствования возвращается обратно им навстречу, они замечают ее, вертящуюся вокруг кустов можжевельника. Сделав попытку разойтись полукругом, заняв предполагаемые переходы, охотники обыкновенно обнаруживаются лисицею еще до того, как они успели разойтись: лисица на прыжках удирает, то показываясь на холме, то скрываясь в низину. Охотники вновь продолжают преследование. И если они не видят лисицу, то это еще не значит, что лисица их не замечает. Будучи обеспокоена, что все время находится на глазах и лишена своих обычных занятий, лисица ищет временной защиты в лесу. Охотники, подойдя к опушке и впустив след, конечно, при хорошем знании местности, спешат — одни занять лазы, а другие тянут с двух сторон флаги. Лисица, войдя в хорошее защитное место, прогуливается там и посиживает, прислушиваясь, куда денутся люди. Такие оклады на ходу чаще удаются, если они обрезные и не слишком велики. Убавлять оклад, когда зверь на ходу и вошел, чтобы заслониться и выслушать человека, - очень рискованно: если лисица заслышит человека в месте своего временного убежища, то, понятно, она немедленно покинет его. Так как лисица не обладает волчьим чувством человеконенавистничества, то даже повторные встречи с преследующим ее человеком не принимаются многими экземплярами на свой счет (до известных, конечно, пределов). При окружениях, стрельбе и, в особенности, при ранении, а также при всяком беспокойстве (в зависимости от принадлежности к типу пугливых нервных лисиц, о чем будет сказано ниже), — лисица становится чрезвычайно осторожна и удирает от человека, как от огня.

     

                                        Защитный цвет лисицы

     

       Ржаво-рыжая, желто-бурая окраска лисицы как будто бы должна выделяться от окружающих предметов; однако, надо признать, что на самом деле цвет лисьей шерсти весьма подходит к местности, где она пребывает.

       Лежит ли она на меже открытого поля зимою, ее кирпично-малиновый оттенок под солнечными лучами похож на камень, и если нет бинокля, так и не поймешь, камень ли это или лисица, пока она не поднимет голову и не сверкнет белым горлом. Находится ли она в пучках осенней травы или в зарослях болотных растений, — ржавый окрас ее утопает в общем фоне окружающей обстановки. Стоит ли она около можжевелового куста, бурый хвост, перевитый черно-седыми полосами, подходит к бронзовому тону этого куста. Прислонится ли к сосне, остановившись с быстрого хода, она и там вполне сливается своею окраскою с этими деревьями и ковром мха, так же как и с мохнатыми елями, где от затенения и хвост и туловище ее кажутся чернее, как бы посыпанными сажею.

     

                                                  Разные типы лисиц

     

       Наблюдая в течение долгих лет лисиц лесной местности средней полосы СССР и интересуясь также окрасом и качеством лисьего меха, я пришел к заключению, что обыкновенная красная лисица встречается четырех основных типов. Настоящее деление я делаю не с целью классификации пушнины или для установления стандарта, что, не входя в мои задания, уже отчасти сделано и будет сделано специалистами; моею задачею является указать на существование нескольких типов обыкновенной лисицы, с присущими каждому основному типу не только определенного окраса и качества меха, но, что самое важное здесь, и с типовыми особенностями характера, интересными с биологической стороны и ценными с точки зрения охотничьей.

       Перечисляя эти четыре основных категории лисиц, я позволю себе дать названия им соответственно общего впечатления их окраса:

     

       1. Белесоватая болотная лисица с длинною, бесцветною, неровною и довольно редкою шерстью, но с мягким в общем мехом и с густым пуховым подшерстком, который просвечивает сквозь редкую шерсть. Благодаря длинному, неровному меху, шея ее кажется короткою и толстою, а сама — низкою на ногах. След ее крупный, так как подошвы лап гуще, чем у других типов лисиц, покрыты шерстью. Ямки следа отстоят близко друг от друга, вследствие того, что она делает частые шаги, практикуя ход мелкою рысцою и шагом. Она не делает красивых, чистых узоров следами и очень много ходит заячьими тропами. Лисица эта не упражняется в быстром беге, никогда не пробовала поймать русака и не знает, что такое мышкование на жнивнике в морозный день под огненно-красным шаром низко стоящего солнца. Она живет в глухих, сырых, тенистых хвойных или смешанных лесах. Пищу ее составляют, кроме всякой мелочи, в виде насекомых, трав и ягод, — главным образом, беляки, затем рябчик, глухарь и белая куропатка. Лисица эта, не выходя на поля и живя в глухом месте, не встречается с человеком, и поэтому умственные способности ее не только не развиты, но лисицу эту можно назвать тупою. Вид у нее унылый, движения ее вялы, грация отсутствует. К новым предметам и явлениям в лесу она относится, естественно, с осторожностью, но не проявляет особой пугливости, не принимая на свой счет все делаемые на нее покушения. Эта болотная белесоватая лисица из-под гона идет очень медленными шагами, не торопясь; затаивается редко и не прорывается под флаги, но и не пугается их. Ход на прыжках практикуется ею редко. Лисицы эти бывают довольно тощи и легковесны. Встречаются они значительно реже следующего типа.

     

       2. Ржаво-рыжая лисица. Эта лисица наиболее часто встречается и является обыкновенным объектом охоты. Кончики волос лба, плечей и задней части спины белые, или, вернее, палевые. Грудь и брюхо бело-серые. Части меха с белыми кончиками грубее, чем когда этого налета нет, как это бывает у следующего типа. Эта лисица живет и в лесах, и в островах, смежных с полем; посещает она и поля. Она любит охоту и лесную, и полевую. Меньшая подвижность или, быть может, меньшая нервность, чем у следующих двух типов, обыкновенно держат ее тело в довольно сытом состоянии, и она достигает хорошего веса и роста. Эта лисица довольно охотно посещает падаль. Преимущественно она ворует и домашнюю птицу. Приспособляемость и понятливость ее развиты достаточно. От нее в равной степени достается и русаку, и беляку, и птице, хотя в легкости и быстроте она уступает четвертому типу — лисице красной.

     

       3. Желто-рыжая лисица. Шерсть этой лисицы не имеет белесоватых кончиков на шерсти, как у предыдущей. Мех ее ровный и мягкий, более светлый на боках, шее и на ребрах. По спине идет темный, довольно широкий ремень. В ясный зимний день мех этой лисицы имеет золотисто-рыже-красный оттенок. Лисица эта осторожна; идя из-под гона, легко пугается, переходит на скачки, а успокоившись, опять идет по окладу рысцою, зорко разведывая путь. Она очень легка на прыжках и на ходу. Она не любит посещать больших площадей леса, предпочитая мелколесье, тетеревиные места, полевые болота и поля. От нее много гибнет русаков.

     

       4. Красная лисица (огневка). Мех этой лисицы ровно красный, он похож на темный окрас ирландского сеттера; в яркий зимний день, особенно на вечерней заре, эта лисица замечательно эффектна. Шерсть ее горит и имеет прелестный вишневый оттенок. Брюшко у нее серо-черное. Это замечательно бойкая, подвижная, веселая и грациозная лисица, которая, кажется, радуется жизни и яркому солнцу. Ее жизнь, главным образом, протекает на полях и в рощах, близ полей. Она лучше других ловит русака, благодаря своей резвости; любит все виды охоты. Серую куропатку она тревожит очень часто. Ее подвижность и любознательность требуют развлечений. Мышкует она великолепно. От человека она держится на весьма почтительном расстоянии, не допуская встргчи с ним даже около дороги. Из-под гона часто идет на скачках, высоко подняв голову, и похожа в этом отношении на гонного волка. Она слишком нервна и подвижна, чтобы затаиваться в окладе. Флагов она очень боится и идет от них на прыжках. Лисицу эту надо направлять на верный ход и лаз, иначе она легко прорывает флаги, благодаря своему быстрому ходу и вследствие того, что она менее способна несколько раз возвращаться от флагов к стрелковой линии. Эта лисица, идя на лежку, делает иногда прыжок-сметок, то-есть скрывает таким образом свой след.

     

                                                            Вес лисицы

     

       Когда лисица в зимний солнечный день гуляет по сугробам искристого снега, и каждая ее шерстинка блестит, а громадный, рыжебурый и как бы обсыпанный сажею хвост с белым кончиком важно сопровождает ее, то она кажется порядочного роста. Но стоит убить лисицу, как она представляется уже небольшою тушкою. Если хвост ее, будучи столь большим, не преобладает над туловищем живой лисицы, то только благодаря тому, что он умело направляется лисицею. У убитой же лисицы хвост бросается в глаза и удивляет многих, представляя собою действительно трубу.

       Вес убитой лисицы меньше, чем предполагают. В среднем она тяжелее русака всего на 800 — 1,600 гр. Русак весит, примерно, 3 3/4 — 5 3/4 кило; лисица-самка — от 3 3/4 до 6 кг., а самец — от 4 до 7 1/4 кило. Встречаются экземпляры и превышающие эти цифры нормального веса.

    Категория: Охота | Добавил: rubikm (01.10.2009)
    Просмотров: 1331 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar