Башкирский мед с пасеки Макаровых
Четверг, 17.08.2017, 15:19
Вход на сайт

Меню сайта

Друзья сайта
  • Тхэквондо в Абдулино
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0



    Главная » Статьи » Охота

    Охота на лису

                                                        Стрельба

     

       Дробь номер первый английского счета очень хороша для стрельбы лисиц. Лисица не крепка. Стрелять ее приходится и близко и далеко, и на чисти и в чаще. Большое количество дробин выгоднее, чтобы положить ее сразу, поразив убойное место. Дробинки указанного номера достаточно увесисты, чтобы на 50 шагов прорешетить тушку насквозь и остановиться под за кожею на противоположном боку шкурки. Но крепок или не крепок зверь, бить надо всегда по убойному месту и чисто. Лисица легковесна, движения ее грациозны и гибки, такой характер движений не дает увесистой тяжелой поступи, и от ранения лисица легко сваливается. Иногда, после падения, она остается недвижима, вводя в заблуждение стрелка, довольного столь эффектным, смертельным выстрелом. Полежав минуту — другую, лисица иногда с большою быстротою вскакивает и, скорчившись, чрезвычайно резво удирает, оставляя охотника с разряженным ружьем в недоумении.

       Очень часто лисица беспомощно падает при повреждении бедра, при чем она падает обыкновенно на раненую ногу, и так как она не может оттолкнуться с этой стороны, на которой она лежит, то она боится обнаружить себя и остается некоторое время недвижима, затем она начинает барахтаться, переваливается на здоровую ногу и начинает удирать мелкими бросками.

       Всякого зверя нужно бить наверняка, а если б первым выстрелом он не был бы убит, так надо воспользоваться вторым выстрелом, который должен быть тщательно направлен в убойное место. Много портят и теряют дичи и зверя, благодаря не только неумению владеть оружием, но часто вследствие халатности, неопытности, а иногда и по причине непростительного самолюбия, удерживающего от второго выстрела, чтобы не отнять якобы меткости у первого.

     

                                                         Прорыв флагов

     

       Я уже говорил о лисицах, которые так легко переходят линию флагов, особенно в начале зимы. Но это явление не является последствием ошибки охотника, с этим приходится мириться, утешая себя тем, что через короткое время эта лисица поумнеет по-лисьему и поглупеет по-нашему и достанется все-таки в руки.

       Гораздо хуже, когда лисица прорывает линию флагов по вине охотника, а это бывает при высоком подвешивании флагов, при слишком большом окладе с бесконечной линией флагов, при неправильном гоне или неправильном расположении линии флагов, когда лисицу выгоняют на стенку флагов, или когда имеются волнистые уклонения, из которых зверь, оробев, хочет скорее уйти и прорывается.

       Лисица при прорывах через линию флагов подлезает под шнур, а не перескакивает через, очевидно, вследствие того, что такое положение или наиболее подходит при переживании страха или представляет большую безопасность по инстинкту.

       Но если лисица по той или другой причине прорвалась через линию флагов, это не значит, что в дальнейшем она будет поступать так же, то есть не будет бояться флагов.

     

     

                                          Охота нагоном на поле

     

       Эта замечательная волнующая картинная охота должна была бы быть более известна, благодаря своей увлекательности и потребности в этом способе охоты.

       Лисицу так часто встречаешь на полях, что пренебрегать этим видом охоты и невыгодно и жаль. Поэтому надо постараться усвоить ее. Конечно, охота нагоном требует мастера этого дела, но ведь и всякая охота, которую ведешь с полным знанием и пониманием, предъявляет те же требования. Разница охоты нагоном на поле от других может быть та, что она происходит с начала до конца на виду. Лисицу видишь иногда величиною с муху, и все время она на виду, пока, наконец, не вырастает до своей натуральной величины. Так как все на виду на этой охоте, то и все ошибки на виду, и может быть поэтому-то она и кажется необычайно трудною.

       Охота нагоном производится с успехом в местности, которую хорошо знаешь. Знание характера зверя и его мельчайших повадок, конечно, подразумевается. Без этих условий производить охоту нагоном, конечно, не стоит.

       Охота нагоном производится при помощи двух, а лучше трех загонщиков на лошадях. Если есть изгороди и другие препятствия, также когда много снегу, то загонщики идут пешком или на лыжах.

       Проезжая по дорогам в местности, посещаемой лисицами, где всегда бывают их переходы, охотники должны распределить обязанности. Одни должны внимательно глядеть и вести качественный и количественный учет встречаемых следов, другие — зорко оглядывают поля, останавливая внимание на подозрительных предметах вдали, на причудливых кустиках, на гребнях пашни, с которых ветром пятнами сдуло снег.

       Охоту нагоном можно и не практиковать как самостоятельную и специальную охоту, а осуществлять ее при случае, когда приходится переезжать полями, выслеживая лисиц и имея в санях запас флагов. Часто бывает, что лисицы вследствие малого количества дичи и отсутствия привады находятся большую часть дня на полях и очень мало отдыхают. В таких случаях знание и использование охоты нагоном очень кстати.

       Увидав на поле среди горушек и низин или овражков разгуливающую лисицу, надо сообразить о ее вероятных намерениях и определить наиболее вероятный переход, руководствуясь весьма приемлемыми для нее кустиками и волнистыми скатами. Если снег глубок и рыхл, то надо принять во внимание, что лисица выбирает для своего перехода площади, с которых сдуло ветром часть верхового снега, а остальная толща его уплотнилась от действия того же ветра. Такие места преимущественно встречаются на более возвышенных и открытых площадях, низины же и равнины, поросшие кустарником, покрыты долее рыхлым слоем снега.

       Совокупность всех признаков позволяет выбрать на переходе номер.

     

       Стрелку бывает полезно становиться около изгороди, которая служит ему защитою и в то же время увеличивает шансы, так как лисица, пользуясь заслоном изгороди, часто долгое время идет вдоль нее, как и русак на чистом поле.

       Смотря по тому, может ли увидать лисица ваше продвижение к выбранному номеру, занимать его приходится, иногда прямо свалившись из саней. Встречается такое поле, что и кустика не имеется на нужном месте и, вот, тогда приходится упасть в снег и, лежа, заслониться случившимся полузанесенным снегом камнем, круто поставленной дерновиною на пашне, а не то сугробом.

       У меня уже более 20 лет, в качестве воспоминания об очень интересной охоте нагоном, имеется на обрезе ствола моего ружья маленькая помятость — язвинка, которую я сделал, подползая к камню, ударив в него стволом в упор.

       Заметив вдали бегающую лисицу и обсудив заранее, сидя в санях во время передвижения, план действий, и совершенно точно определив лаз, стрелок занимает номер, ловко соскочив с саней с противоположной от лисицы стороны, и первое время стоит или лежит недвижимо, дав саням отъехать, отвлекая от себя движением саней внимание лисицы. Когда сани отъедут шагов на 100—150, следует окончательно приблизиться к номеру. Если лисица видна, то все свои передвижения, хотя бы за заслоном, надо делать, сообразуясь с ее поведением. Когда она роется или занимается чем-нибудь, то можно уверенно продвигаться, не теряя времени, но надо застыть, когда лисица вздумает остановиться, как вкопанная, и рассматривает даль в вашем направлении.

       Лучше всего, если на санях удается под'ехать к самому номеру, так как неудачным продвижением пешком на номер можно легко испортить охоту.

       Итак, когда лаз занят, загонщики направляются с двух противоположных сторон ободом, обнимая круг иногда в 3 — 4 и более километров, а иногда и всего с километр, — все зависит от характера местности, и разных условий, в том числе и от величины участка, на котором застигли лисицу. Заезжать с флангов надо так, чтобы лисица не видела проезда, в том случае, если езда происходит по целику, а не по наезженной дороге.

       Когда загонщики почувствуют, что они обняли своим заездом лисицу, а расстояние от них до лисицы таково, что они смогут пересечь ей путь, в случае она замахает вбок, фланговые должны податься вперед и, стоя в санях дыбом и строго держа вожжи, получив распоряжение среднего загонщика, медленно подвигаются вперед, следя все время за лисицею. Надо маневрировать так, чтобы не заставлять лисицу идти на прыжках. Самое надежное, если она продолжает идти рысцою с остановками, не оставляя свои охотничьи замашки, и, видя едущих в отдаление людей, старается следовать ручьевинками и низинками, заслоняя себя от них. Такой ход обеспечивает уже в значительной мере успех. Все загонщики должны хорошо без указок не только понимать, а чувствовать свои задания. Они должны твердо знать точное место расположения стрелков. За лисицею загонщики должны следить чрезвычайно зорко, не упуская ни секунды, в случае если б она потянула в нежелательную сторону. Тогда тоже нужно гнать лошадь и пересекать ее ход. Если не зевать, а лошадь и дорога хорошие, то сделать это не трудно, так как лисица находится в середине круга, и, следовательно, пересечь ее ход успеешь. Если лисица спокойно подвигается куда следует, то загонщик, строго соблюдая нужный интервал, медленно подвигается по флангу, как бы безучастно относясь к происходящему. Кричать можно только тогда, когда приходится туго, когда чувствуешь, что лисица близка к прорыву.

       При большом круге употребляют занавеси, то-есть разные предметы одежды, домашнего обихода, в виде попон, мешков, тряпок и тех же катушек с флагами. Все эти предметы при заезде расставляются на видных возвышенных местах, хотя бы и на виду лисицы, которая издали относится к этим предметам иногда с любознательностью, но, конечно, избегает подходить к ним.

       Если в лесу цвет одежды стрелка не играет особой роли, лишь бы она была не слишком резкого тона по сравнению с окружающею обстановкою, то в поле защитная одежда имеет большое значение. Если приходится лежать за камнем или кочкою или стоять за незначительным прикрытием, то белый халат чрезвычайно важен. Не надо только забывать спрятать в снег ноги, особенно если они обуты в темные валенки, иначе халат мало принесет пользы. Не надо также забывать, что в ветер полы халата колеблются, а иногда и трепещутся. Обнаруживать же движение, как уже говорилось, очень вредно, и из-за такого недосмотра вы можете лишиться случая стрелять лисицу, которая движение халата не примет ни за полет белой куропатки, ни за мелькание беляка.

       Одним из важных условий выбора номера, в особенности, когда приходится стоять или лежать на почти чистом месте, является внимательное и быстрое обследование глазами неровностей — меж, надувов, скатов, и т. п. предметов. Эти неровности, особенно задернутые покровом искрящегося или серо-синего снега, после упорных низовых и верховых метелей, почти недоступны для глаза, между тем как лисица, идя по чистому месту, любит хоть с одного бока иметь защиту, которая иногда скрывает ее совершенно.

       Я помню один весьма прискорбный случай, а они встречаются не так-то редко. Дело было в феврале, приближалось время течки. Стояли все сильные метели и охотиться было трудно. Наконец, в одно утро установилась великая тишь, и свежий перистыйлолой снега лежал пухлою пеленою на убитой ветром уплотненной поверхности. Пользуясь такою погодою, мы втроем выехали на поиски лисьих следов. Проехав два километра, мы встретили печатный след через дорогу; провожая глазами вдаль этот свежий след, я увидал и автора красивого рисунка — крупного лисовина, разгуливавшего шагах в пятистах на гористом поле за низиною. Я определил место, где встать, и, пользуясь тем, что лисица скрылась в низине, остался за одиночным кустом на открытом поле, объяснив товарищам, какие маневры им следует предпринять. Вскоре я увидал, что им удалось взять лисицу в круг. Она похаживала по низине, то появляясь, то опять скрываясь, и, наконец, исчезла за скатом, которым кончалось расстилавшееся передо мною поле. Очевидно, она понемногу подвигалась ко мне. Загонщики стали, видимо, приближаться. Из маленьких точек они выросли в маленьких человечков и подходили уже к низине, где скрылась лисица. Я зорко смотрел и вперед и по сторонам, тщетно ожидая лисицу на прыжках, но вместо нее пришел один из моих сотоварищей, который, подойдя ко мне по лисьему следу шагов на 30, удивленно спросил про осечки. Я недоумевал и когда подошел к нему, то увидал, что лисица на прыжках прошла по чистому месту шагах в 35 от меня, скрываясь за ребром межи, обвеянным снегом. Я поставил товарища на свое место и положил на лисьем следу шапку до 25 сантиметров вышины. Шапка эта с номера была совершенно незаметна, так же как не было заметно и снежное ребро межи.

       Такие случаи бывают и на охоте за зайками, когда снежные надувы и волнистые линии возвышений скрывают зайца от выстрела, а иногда и от глаз.

       Какая прелестная и волнующая и стрелка и загонщиков охота нагоном на поле! Вся охота с начала до конца происходит, как на ладони; каждое уклонение зигзагообразных направлений лисицы заставляет опасаться, что лисица что-либо заприметила, что она шла было на свой лаз, а теперь изменяет ему.

       Какая красота, когда из темной точки перед вами вырастает остренькая мордочка с жесткими торчащими усами, быстрыми и хищными горящими глазами, белое горло оттеняет головку — медальон, и рыжее сияние отдает то золотом, то багрянцем на солнце. Встала лисичка, как вкопанная, и как будто видит нас. Прямые лапы стоят па сугробе, как на каменной плите; пухлый легкий войлочный хвост готов ежеминутно помочь туловищу сделать крутой поворот. Поднять ружье нельзя: она стоит на сугробе, как изваяние, готовая скрыться в один миг за тем же сугробом. Но вот, она сделала два-три шажка вперед, опустила книзу конусообразную мордочку, и в этот момент короткий выстрел уткнул ее нос глубже в снег.

       Вот так чудеса! Несколько минут тому назад эта самая лисица была за 2 километра отсюда и была величиною с муху, а какой-то магнит привел ее по такому обширному полю на близкий, совсем близкий выстрел. Она лежит недвижимо, вместо нее по снегу побежали обсеченные дробью бурые шерстинки.

     

                                                     Охота скрадом

     

       Всякая охота хороша по-своему, в каждой есть своя особенная прелесть. Нельзя не восхвалить охоту скрадом, которая имеет много сходного по ощущению с подскакиванием к поющему глухарю.

       Та же активность, то же страстное волнение от опасения быть замеченным, то же уменье пользоваться заслонами при перебежках, та же необходимость владеть собою, позволяющая хладнокровно обсудить создавшееся положение.

       Хотя охоту скрадом можно производить и не в зимнее время, но я имею в виду производство ее по снегу, так как она интереснее тогда, вследствие того, что лисицу находишь не только случайно глазами, как осенью, но увеличиваешь шансы найти ее, руководствуясь также следами. Это уже делает охоту более сознательной, а не зависящей исключительно от случая. Кроме того, охота скрадом зимою дает значительно больше удовлетворения, благодаря тому, что после выстрела, часто дальнего, но удачного, только благодаря следу, находишь нередко уже мертвую лисицу в каких-нибудь ста шагах от того места, где произведен выстрел. Подраненную же лисицу по следу можно обложить и обтянуть флагами.

       Специальная охота скрадом имеет смысл в местности, где много лисиц. Она хороша и тем, что требует только вашей собственной персоны да ружья. Ни сотоварища, ни собаки, ни лошади, ни флагов не нужно.

       Можно охотиться скрадом и вдвоем, захватив на всякий случай за спину аккуратный мешочек с катушкою флагов. Правда, при охоте вдвоем надо обоим хорошо знать эту охоту и понимать друг друга без слов, иначе один другому помешает. Одежда на этой охоте должна быть защитною. Если имеется бинокль, не мешает захватить его с собою, так как без него, заметив на большом расстоянии что-нибудь схожее по форме или по цвету с лисицею, а, может быть, и лисицу, много времени теряешь на выяснение этого предмета и начинаешь медленно подвигаться, принимая меры предосторожности, напрасные, так как этот предмет оказывается вороном, клюющим добычу, или сосновым пенышком на весьма хорошем для лисицы местечке.

       Лучшее время для охоты скрадом - зори; но когда лисиц много, всегда находятся такие экземпляры, которые мышкуют на полях целый день. Быть на месте надо, как только возможно станет разглядеть след. Подвигаться надо с осторожностью, осматривая лисьи следы, и беспрестанно зорко окидывать взорами все видимое поле. Следует часто приостанавливаться, не торопиться, так как хотя ни следа, ни самой лисицы и не видно, но она через минуту-другую может показаться из-за пригорка или выйти из-за какого-нибудь кустика. Надо стараться придерживаться лисьих переходов: часто благодаря этому, без скрадывания лисица приходит навстречу.

       Главная задача заключается в том, чтобы увидать лисицу раньше, чем она вас заметит.

       Как только удается заметить лисицу, за нею надо зорко присматривать из-за прикрытия и, во время ее разных исследований облюбованного места, подвигаться, руководствуясь ветром.

       Во время мышкования лисица очень увлекается охотою, роется, прыгает свечкою, вытаптывая и ловя мышь, и труба ее принимает самые разнообразные положения. В этот момент к ней безопаснее всего подходить. Надо быстро сообразить, какое направление принять, чтобы не помешал ветер, то есть не дул бы от вас на лисицу; необходимо наперед наметить ваш путь, определив заслоны, которыми нужно будет воспользоваться. Надо быстро ориентироваться в расположении прикрытий, определить расстояние между ними, так как иначе можно попасть к такому одиночному заслону, от которого перебег до следующего слишком велик, и придется тогда спешить назад и принимать другое направление, подвигающее нас к лисице.

       Но лисица не так-то долго занимается на одном месте неподвижно. Надо не терять золотого времени или же, чувствуя, что не поспеваешь застать ее за работой, стараться угадать, куда она по имеющимся ходам и переходам будет подвигаться, и занять ее переход, терпеливо ожидая подхода, не разочаровываясь иногда совершенно противоположными направлениями, которые лисица вдруг принимает, чтобы опять вернуться и продолжать первоначальный ход.

       Но согласитесь сами, какое волнение, какой интерес овладевает вами, когда расстояние между вами и лисицею все сокращается, и подробности окраса меха становятся уже довольно ясными. Вы уже думаете стрелять, но благоразумие заставляет сделать еще одну перебежку до следующего куста, правда, реденького и низенького; вот пользуясь тем, что лисица начала рыть лапками узенькую ямку и припадать к вырытой ямке носом, вы с ружьем в руках перебегаете — это приближает вас на двадцать шагов. В момент окончания вами перебежки она перестает рыть и, приподняв голову, как будто зачуяв опасность, отходит на шаг и прямо глядит на куст, за которым вы стоите и из-за которого посылаете ей сноп дроби, целя в лоб и вдоль спины. Лисица делает два-три коротких броска и растягивается во всю свою длину, положа морду между протянутыми вперед лапами и вытянув трубу. Какою большою, темною и красивою она кажется. Вы быстро подходите и поднимаете ее кверху за задние лапы, а хвост, завалившись на спину, кончиком, как пуховкою задевает ваше лицо.

     

                           ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

     

       Лисица — интересный зверь своими повадками, хоть и присущими лисьей природе вообще, но осуществляемой далеко не всеми лисицами.

       Иногда лисице надоест вертеться в своем районе, хотя он ее и кормит, и она задумает попасть на денек-другой в людную середку между деревнями и хуторами и бойкими дорогами, с весьма небольшими площадями мелколесья и зарослями кустарника. Места эти бывают, правда, богаты русаками, но она (судя по следам ее), даже не попытавшись погоняться за ними, проводит время в любознательном исследовании района под близкий лай собак в деревнях и все время имея возможность видеть проезжих по дорогам. Возможно, что она занимается первоначально исследованием такого людного места, приспособляясь сперва к нему.

       Многие лисицы, особенно самки, тем более в дурную погоду, любят пользоваться норами, оставляя на некоторое время охотника в недоумении. Мне случалось дважды обложить лисиц под сенными сараями на пустошах, оба раза это были молодые самки, и оба раза была очень мягкая погода, склонная к дождю.

       Лисица любит возвышения. Она взбирается на сенные стога, очевидно, не только, чтобы поискать мышей, но и из любви к возвышенностям и из любознательности. Если кругом все спокойно, она не прочь полежать на таком пружинном матраце. Лисица любит отдыхать на высоких кочках, где и суше мягче, и оттуда виднее приближение опасности.

       Лисица любит взбираться по наклонным деревьям. (Эта склонность отмечена у Брема). Мне представилась однажды возможность проверить такие ее наклонности. Лисица была обложена в небольшом сравнительно участке елового леса.

       Я не мог участвовать в охоте, на которую поехал мой брат. Когда после гона загонщики вышли на номер, то оказалось, что никто из них не встретил лисьего следа, на номер лисица тоже не показывалась. Они снова охватили оклад и стали подробно его исследовать. Вскоре раздался отчаянный крик одного из них, звавшего брата к себе. Оказалось, что лисица лежала на ветвях довольно высокой ели, шагах в 10—12 от земли и была убита на своей лежке, грохнув оттуда, как хорошего веса глухарь. На следующий день я отправился осмотреть место происшествия: все следы были тщательно сохранены, не затоптаны. Я вошел в оклад по входному следу и шагов через 150 дошел до ели, упавшей от ветра с наклоном в 45 градусов на верхушку соседней елки, метров 9 высоты. Ствол упавшего дерева был густо запорошен снегом, и по стволу красовались лисьи следы. На месте соединении двух елок образовались сплетения густых веток, на которых лисица и расположилась, чувствуя себя в полной безопасности и, очевидно, одобряя этот импровизированный гамак.

       Зимою 1916 года, около бойкого зимнего тракта под городом Вышним Волочком, лежала туша павшей лошади. Я неоднократно проезжал мимо. Сначала я видел эту тушу, когда она была еще нетронута, затем я увидал ее, когда часть мяса была уже съедена собаками и птицами, и она представляла из себя остов, обтянутый еще мясом с отверстием в брюхе, через которое были выедены и выклеваны внутренности. Около туши я заметил и лисьи следы. Вскоре один знакомый крестьянин, проезжая с собакою перед утреннею зарею мимо той туши, услыхал, что собака вместо того, чтобы молчаливо закусить мясом, злобно залаяла. Крестьянин остановил лошадь, вылез из саней и, взяв кнут, пошел к туше. Собака еще с большею злобою стала лаять над отверстием в туше. Зажегши спичку, он увидал к немалому удивлению прижавшуюся внутри остова лисицу, которую он с помощью собаки заколотил кнутовищем и привез в город. Я видел тогда только что приехавшего, сияющего от неожиданного дохода, крестьянина, видел и убитую им лисицу и слышал подтверждение его рассказа подъехавшими к месту происшествия попутчиками.

       Раненая лисица, лишенная возможности быстро передвигаться, старается уйти в знакомое ей крепкое место, где она чувствует себя в большей безопасности. Если рана такова, что дает потерю крови, которая обозначает путь ее следования, то такая лисица, если ее не тревожить, остается безвыходно в том же месте, пока не перестанет кровотечение, и пока у нее несколько не восстановятся силы. Она опасается привлечь своим кровяным следом ворона или сороку, которые лишат ее покоя, а еще хуже встретить себе подобную, так как последняя не постесняется с голодухи попробовать родственного мяса, если оно дается без опасного сопротивления.

       Некоторые молодые самки в период первой течки чрезвычайно робко дают след и если имеют возможность прокормиться в каком-нибудь болоте, то почти не выходят из уединенного участка леса. Мне случалось, делая ежедневные объезды, обнаруживать в указанный период присутствие лисицы по свежему тычку, между тем как кругом никаких следов в течение нескольких дней не было, погода же была вполне тихая и бесснежная.

       В заключение упомяну об интересной физической особенности лисицы.

       У корня хвоста, сверху имеется железа, которая положительно благоухает. В особенности на морозе, я люблю понюхать пушистый покров корня хвоста, и тонкий запах фиалок венчает грациозную охоту, оставаясь еще некоторое время на усах охотника. Многие не особенно доверяют качеству этого запаха и, слишком близко нюхая лисицу, уверяют, что пахнет псовиною; другие поддакивают, не разобравши ни запаха, ни ваших уверений, чтобы поскорее отвязаться от такого предложения. Но люди, с интересом относящиеся к познаниям, с удовольствием нюхали и чувствовали запах фиалки.

       Верхняя часть корня хвоста есть именно та подушечка, на которую лисица, лежа в своей излюбленной позе калачиком, кладет кончик своей мордочки, уткнув нос в мех. К сожалению, я не имею сведений о научных исследованиях состава пахучего вещества и о его значении. Во всяком случае, вопрос о назначении этой железы, конечно, весьма интересен и биологу и охотнику...

       Пухлый, дымчатый от облаков снежок. Перед вами сосенки. Висят безжизненно флажки. Тихо. Средний загонщик покашливает. Стволы берез в опушке кажутся белее снега, их опоясали зубцами молодые елочки, и вдруг, под елочками мелькает гибкое туловище выскочившей лисицы. Пух! - густо, коротко и дельно раздается из-за ивового куста, обсыпанного снегом, как ватою, и маленькое реденькое облачко дыма проносится и рассеивается в колючих ветвях сосны. Вместо гордой лисички, лежит в пухлом снегу рыжее пятно. Вы поднимаете осторожно тушку, и нежный запах фиалок делает весну...

       Хороши зимние охоты на лисиц! Хороши, как здоровый моцион, как отдых, как охотничья практика.             

    Категория: Охота | Добавил: rubikm (01.10.2009)
    Просмотров: 282 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar