Башкирский мед с пасеки Макаровых
Воскресенье, 20.08.2017, 20:48
Вход на сайт

Меню сайта

Друзья сайта
  • Тхэквондо в Абдулино
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0



    Главная » Статьи » Охота

    Выслеживание и оклад

    В книжке моей «Охота на волков с флагами» много отведено места приваде. Все, что сказано там о приваде и ее значении, о времени вывозки и выборе места, то-есть общая часть о приваде, одинаково может быть отнесено и к охоте на лисиц. При охоте на лисиц привада играет, правда, несколько меньшую роль, чем при охоте на волков, по той причине, что, во-первых, район, в котором живет лисица, значительно меньше волчьего, и, следовательно, обнаружить ее присутствие и пересечь след легче, а во-вторых, лисица довольствуется сравнительно небольшим количеством пищи, которую она находит своими разнообразными охотами и поэтому голодает не так часто.

       Из этого, однако, не следует, что привада при охоте на лисиц не нужна. Иметь дело с коротким следом и с совершенно сытым зверем, хотя бы и таким подвижным, как лисица, представляет такие преимущества, которые в короткий зимний день наполовину уже подготовляют успех. Одно стягивание лисиц привадою в небольшой район представляет столько выгод, что и говорить не остается.

       При взматерении выводка каждый экземпляр, как уже было сказано, выбирает себе или старается найти подходящий кормный район. Такое расселение основывается, главным образом, на заботе о продовольственной обеспеченности. Понятно, что если эта продовольственная обеспеченность будет предоставлена в виде привады, то лисица не расселяется далеко, а вертится поблизости, отправляясь от времени до времени ознакомиться, что делается там, где она проводила бы больше времени, если б не было готового стола. Кроме того, лисицы пришлые, ищущие подходящего района для заселения, также привлекаются привадою, которую они не забывают, когда им не особенно повезет на охоте, и когда кладовые их пусты.

       Ясно, что привада является желательным и важным условием успешной охоты. Я помню случаи, когда в ноябре и декабре месяцах, то-есть не в период течки, мне приходилось после некоторого подкармливания и накопления зверя обносить флагами небольшой оклад с тремя, а помню случаи и с четырьмя лисицами в нем, не считая случаев, и частых, оклада пары лисиц.

     

                                                           Лисьи аллюры

     

       Лисица, как и волк, преимущественно передвигается рысью. Идя рысцою и семеня ногами так, что спина ее не шелохнется, она представляет из себя плывущее тело. Она ищет, смотрит и нюхает преимущественно по низу. Голова ее то и дело поднимается и опускается к снегу, по поверхности которого она старается поймать обонянием интересующие ее запахи. От времени до времени она поднимает голову, чтобы посмотреть на какой-нибудь предмет или же чтобы оглядеть с известною целью даль. В местах, требующих ее внимания, она замедляет ход, идя более мелкою рысью, вследствие чего расстояние между шагами становится короче.

       Ход шагом практикуется лисицею редко, и след по снегу представляет тогда очень близко друг от друга расположенные ямки, которые чуть ли не задевают друг друга.

       Ход на прыжках — галоп замечается, как переходный аллюр на рысь с карьера, но, кроме того, лисица пользуется им при глубоком снеге, чтобы скорее выйти из невыгодного положения, а также для более быстрого удаления по каким-либо причинам к защищенному месту. Галопом лисица идет также, когда резвится и играет.

       Карьер нужен, главным образом, для погони за добычею и при спасении от опасности.

       Не часто видишь один оригинальный и не вполне исследованный мною лисий аллюр. Он никогда не встречался мне в начале или в середине зимы, а только в конце зимы, большею частью, когда образуется уплотнение снега, и лисица одет по верху. Чаще я встречал этот ход ко времени, близкому к течке. Он состоит из двух рядов следков, при чем один блинок (след) часто прикрывает кромку второго. Следки эти находятся не на одном уровне, а один чаще бывает несколько сзади другого. Я назову этот аллюр для более образного понимания рысью с придвойкою. Этот аллюр никоим образом не употребляется лисицею ни  во время ее охот, ни во время охотничьих рекогносцировок. Он обыкновенно довольно прямолинеен и не ведет на лежку. Практикуется он, по-видимому, для дальних переходов. Предполагаю, что этот ход имеет отношение к выражению состояния зверя во время течки или вскоре после нее. Я сейчас не припомню данных своих наблюдений о том, обоим ли полам свойственно ходить рысью с придвойкою. Механическая причина таких отпечатков как будто бы кроется в том, что лисица, делая ход с придвойкою, идет иноходью.

     

                                                           Следы

     

       Рисунок следов этого аллюра похож на следы хода куницы. Легкие волнистые движения, когда нужно медленные и всегда пластичные, когда требуется, то быстрые ритмичные, внезапная полная остановка лисицы на карьере и недвижимое стояние ее, как вкопанной, неожиданные и молниеносные, как выстрел, прыжки и повороты могут быть у животного с особым для сего приспособленным туловищем и ногами и с особым аппаратом, отвечающим и регулирующим движения.

       Благодаря особому строению, движения лисицы грациозны, а следы, оставляемые на снегу ее лапами, отражают гибкость, мягкость и легкость этих движений и настороженность.

       След лисицы на рыси, состоя из чередования замечательно аккуратных и симметричных ямок, прям, как струна. Такой струны не вытянуть собаке! Но если я упомянул о прямолинейности ямок следа, то ход лисицы в смысле направления, куда лисица идет, совсем не прямолинеен, в отличие от волка, у которого и след, и ход прямолинейны.

       Понятно, что исследование района с целью обнаружить русака, зарывшихся на озими серых куропаток или мышь требует не прямых линий и не прямого прохода по кустам, рощам, овражкам и полям, а постоянных, как и у нашего брата, охотника, заходов, осмотров и всяких вышариваний и наглядываний.

     

                 Нежность следа, быстрота бега - добротность меха.

     

        Нелишне упомянуть здесь о метком мнении промышленников, что чем добротнее лисица мехом, тем нежнее ее след, и тем быстрее она на бегу. Мнение это я разделяю, оно подтверждается в большинстве случаев действительностью.

    Описывая типы лисиц, я отметил характерную особенность подвижности и быстроты бега четвертого типа лисиц — лисицы красной (огневки), у которой мех лучше остальных упомянутых категорий. За нею по быстроте и легкости движений идет желто-рыжая и т. д.

       Если осмотреть подошвы лисьих лап, то опять-таки приведенное мнение о нежном следе добротной лисицы находит себе подтверждение. Лапа белесоватой болотной лисицы, обладающей плохим мехом, выражаясь технически, — не в комке, как у других более быстрых лисиц, у которых от постоянного быстрого бега на обширных полях выработалось такое строение пальцев и ступни, которое дает впечатление комка. Кроме того, подошва белесоватой лисицы имеет между пальцами и около пятки пучки густой шерсти, которая, правда, имеется и у других лисиц, но в меньших размерах. Такие мохноногие лапистые лисицы встречаются не только среди белесоватых, но и среди лисиц промежуточных типов, а красивые чистые рисунки лисьих следов рисуются, конечно, и красивою нежною кистью, которою обладают добротные лисицы.

       Коснувшись лапистых лисиц, надо отметить, что величина следа совсем не служит, как у волка, признаком роста. Обросшая шерстью подошва и раздвинутость поэтому пальцев создают крупный отпечаток следа, очень часто принадлежащий мелкой лисице.

     

                                                  След лисицы и собаки

     

       След лисицы, вернее сказать, отпечаток лапы — несомненно, похож на собачий. Есть такие собачки, которые по росту, но, конечно, не по складу, близки к лисьему облику; благодаря тому, что эти собаки воспитывались в полной свободе, да к тому обладают еще охотничьим инстинктом, они имеют развитые ноги с лапою в комке и по форме оставляют весьма схожий с лисьим отпечаток.

    Если не брать в соображение вереницу ямок, то-есть чередования отпечатков следа (волнистых линий), а также крутых поворотов, которые может сделать лишь лисица, то отпечаток лапы лисы от следа некоторых собак можно было бы иногда и не различить. При очень внимательном рассмотрении и при сравнении опытный охотник нашел бы некоторую разницу, но не распознать несколько, даже порядочное количество, ямок собачьего следа с лисьим легко. Однако, все сомнения рассеиваются, и автор рисунка - лисица обнаруживается, как только проследишь прямую цепочку ямок с удивительно ровным расстоянием между ними и с правильными однородными закруглениями передней части следа.

    Прямолинейность следков, симметричность чередования ямок, создающие впечатление вышивания бисером, удивительно правильно и красиво закругленные ободы цепочки следов, внезапно оборвавшаяся нить следов, так называемые тычки, повертка под прямым или острым углом, которая не всколыхнет толщи рядом лежащего снега, подходы, в виде косы, с прямого хода к какому-нибудь пенышку или к еле заметному возвышению под снегом, следы, которые печатаются будто сверху какою-то мягкою, нежною печатью, способно только сделать животное с особым гибким удлиненным туловищем и ногами, которые и бегают, и ловят, и осязают. Где же собаке сделать такой красивый рисунок, провести такие гибкие и нежные линии!

       Даже на карьере прыжки лисицы, превышающие иногда З,5 метра, имеют характерные ровные оттиски, благодаря тому, что пальцы и пятка лисицы ложатся сверху точно и мягко с помощью руля. Даже на крутом повороте при таком быстром беге она лишь немного от наклона ног прихватит или немного размажет снег, между тем как собака, сильно топорща пальцы, отпечатывает часто всю пятку, вследствие слабости пальцев, а ступня скользит, размазывая снег, сильно удлиняя и увеличивая отпечаток из-за отсутствия мощного руля — трубы. Признаки эти особенно заметны в оттепель по мелкоснежью.

     

                                               След молодой лисицы

     

       След молодой лисицы от следа матерой отличается не только меньшею величиною, если это лисица не лапистая, но он носит отпечаток робости и неуверенности, что легко читается опытным охогником по узору следов, рисующих инициативу и выполнение планов зверя. Независимо от этих признаков у молодой лисицы расстояние между ямками следа короче, что особенно заметно по глубокому рыхлому снегу. Неуверенность в некоторых движениях и намерениях отражается и на симметричности ямок и на нежности и чистоте следа.

     

                                                  След самца и самки

     

       След самца и самки при некоторой практике распознается сравнительно легко. У молодой лисицы пол выявляется в следах ярче, чем у молодого волка. След самки узок и остер, след самца кругл и чист. Если постараться словами изобразить след самца и самки со ссылкою на какой-нибудь предмет, дающий намек, так я бы, сказал, что след самки можно представить в виде бубнового туза, а след самца трефовым тузом. Но это, конечно, изображение резкое, и если искать на снегу эти карточные масти, так, пожалуй, будут встречаться только бесполые лисицы, однако, оно образно и хотя и грубо, но все же характеризует половую разницу следов, которая значительно смягчается пушистою пеленою снега, столь разнообразного в зависимости от погоды.

       След лисицы самца отличается, кроме того, более широким шагом, поэтому ямка от ямки следа отстоит на большем расстоянии. След кажется мощнее и смелее, по всей вероятности, именно от большего расстояния между ямками и от округлости следа.

    В глубокий снег след самки похож на лодочки, соединенные лоточком, то-есть так называемыми выволокою и поволокою.

       Самец по глубокому снегу также чертит кистью лапы снег, поднимая ее из ямки следа, чтобы сделать следующий шаг, то-есть делает выволоку снега—черту, а перед опусканием ноги на следующий шаг постепенно снижает лапу, чертя снег, то-есть делает так называемую поволоку, которая, в отличие от выволоки, встречается и по неглубокому снегу. Таким образом, след самца по глубокому снегу также имеет подобие лодочек, иногда соединенных между собою лоточками, а иногда и не соединенных, когда между выволокою и поволокою остается промежуток. Но между этими лодочками, сделанными самцом и самкою, будет та же основная вышеописанная разница следа самца и самки. Поволока и выволока в следе самца, вследствие более высокого поднимания самцом лапы, короче и менее глубока, чем у самки, между тем, как выводока и поволока самки в глубокий снег представляет сплошной и более глубокий ручеек.

        Лисица-самка нервнее, как общее правило, и пугливее. Она более способна таиться и заслоняться, чем лисовин. По этой причине при сравнении следов, сделанных, конечно, в одинаковых условиях безопасности, видно, что самка избирает для своего хода большею частью путь с некоторыми заслонами. Так, она чаще ходит по межам, скрываясь в них, идет по ручьевинам, прикрывается сугробами, кустами, откуда высматривает свой дальнейший путь и реже, особенно днем или на зорях, решается следовать чистыми полями. Если взять время течки, то эта робость самки еще более характерна, между тем как самец прямолинейно и смело проходит по открытым большим полям в поисках самки. Это уже доказывает его значительно большую решимость и инициативу самца, которая проявляется и не в столь торжественное время.

    Выслеживая лисицу, особенно в метель, когда след задернут и лишь просвечивает сквозь свежий слой напавшего снега, очень часто пол зверя обнаруживается манерою исполнять свою естественную надобность. Взрослый лисовин мочится, — как и собака, поднимая заднюю лапу, и на полях он чаще всего проделывает это около кустов можевельника, который вообще привлекает лисиц.

    Категория: Охота | Добавил: rubikm (01.10.2009)
    Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar